Интервью / Асмик Шамцян
Фото предоставлены Варданом и Геворгом Тарлоянами

Художники, дизайнеры–модельеры Геворг и Вардан Тарлояны, выпускники парижской школы Esmod. Сотрудничали с домами Christian Dior, Paco Rabann, Christian Lacroix, Nina Ricci. Интеллектуалы с тонкой душевной организацией, неравнодушные к судьбам мира и народов, питают интерес к политике и ежедневно вдохновляются прекрасным. Они всегда работают над собой, придумывая все новые и новые образы. В начале нынешнего года братьям поступило предложение разработать костюмы персонажей для предстоящей постановки оперы «Давид Сасунский». Проделав колоссальную работу, представив несколько сотен эскизов, Вардан и Геворг вынуждены были отказаться от проекта… В феврале в Париже с большим успехом прошла выставка их графических работ, организованная владелицей галереи Флорой Жансем, дочерью известного художника Жансема… В планах – большая экспозиция в трех залах культурного ценра «Гафесчян». Этими, а также другими историями Геворг и Вардан поделились с нами в дни своего пребывания в Ереване.

В прошлом году две ваши работы были представлены на выставке в Музее–институте Комитаса, и проанонсирована большая персональная выставке уже в этом, но она не состоялась. Расскажите, пожалуйста, что случилось.

Вардан: Да, мы планировали эту выставку, но, к сожалению, осуществить ее не удалось из–за нашей занятости в большом оперном проекте «Давид Сасунский». Мы не смогли присутствовать в Музее современного искусства для должной подготовки экспозиции, поэтому пришлось отложить ее еще на год. Но существует также большая вероятность проведения выставки в Центре «Гафесчян» в будущем году.

Давайте по порядку. Первое: что вы представите армянским зрителям?

Вардан: Недавно, точнее, в феврале, в Париже состоялась выставка наших живописных работ «Встреча» (подразумевается встреча моды и искусства). Мы впервые показали наши эскизы, обычно предшествующие моделям.

Людям известен конечный продукт – одежда на подиуме, но практически никто не знает, какой путь проходит образ, прежде чем стать завершенным, как преображаются модели за кулисами перед выходом на сцену.

Словом, путь от А до Я. Это ретроспектива работ разных периодов нашего творчества – ереванского, бельгийского, французского… Выставка проходила в парижской галерее, которой владеет дочь Жансема Флора.

Обычно там выставляются художники классического толка, но никак не художники–модельеры, но ей очень нравится наше творчество за непосредственность и легкость. Так получилось, что сейчас живопись занимает в нашей жизни больше места, чем мода.

По первой специальности мы художники, так что ничего удивительного, что мы снова вернулись к живописи. В любом случае это способ выразиться. Наши рисунки – это не новые модели одежды, а самостоятельные произведения искусства, что мы поняли со временем. Так зародилась идея выставки. С этими мыслями мы пошли в галерею …

Геворг: Тот же выставочный формат мы бы хотели повторить и в Ереване, но с добавлением нескольких десятков скульптурных манекенов наподобие тех, которые были представлены в музее Комитаса. Нас это очень вдохновляет и хочется выразиться по–новому.

Мы уже привезли одежду и другие экспонаты. Экспозицию предполагается провести в трех выставочных залах центра «Гафесчян». Отбор произведут специалисты в соответствии с собственной концепцией. Это профессионалы высокого класса, достойные доверия. Хотелось бы видеть в Армении побольше таких людей и центров искусства.

И второе: что произошло с «Давидом Сасунским»?

Геворг: Понимаете, есть режиссер, художественный руководитель, дирижер… То есть творческая группа, в которой у каждого своя роль. Мы представили сотни эскизов по каждому персонажу, и как только они были утверждены, ситуация дала сильный крен в сторону единоличных решений.

Режиссер самостоятельно решал, что нам следует делать, без нашего участия обсуждал эскизы с портным в ателье, сам подбирал материалы для костюмов и т. д. Первоначально выбранные эскизы начали меняться без согласования с нами. Наша работа выполнялась вместо нас.

Если принято решение, его нужно уважать, я думаю. Изменения в ходе работы естественны, однако нужно придерживаться правил. С февраля мы работали над этим проектом, но итог оказался печальным: мы вынуждены были отказаться от этого проекта.

Вардан: Когда нас пытаются лишить творческой свободы и свободы самовыражения, мы буквально «звереем», перестаем подчиняться и отказываемся от проекта. Если приглашают, уже зная нас, то должны доверять.

Геворг: В противном случае мы крайне разочаровываемся. Но поскольку искусство – это наш способ существования, то мы не можем отказываться от проектов и планов. Мы продолжаем творить. Это наше богатство, и если кто–то не желает воспользоваться нашим опытом и знаниями – их проблема.

Я всегда пытался участвовать в Армении в проектах, будь то театр, мода или живопись, но единственная и постоянная загвоздка – финансы: либо отказываются платить, либо пытаются обмануть.

Но вы всегда находите утешение в Париже, вашей второй родине, не так ли?

Геворг: Да, это наш постоянный источник вдохновения. Париж каждый день предстает новым. Если вы восприимчивы к искусству, то постоянно открываете что–то новое в этом городе. Музеи, выставки, книжные магазины, прогулки… Энергия творчества и созидания присутствует везде.

И это вдохновение держится довольно долго. Париж – космополитичный город, в котором живет много наций, каждая со своей культурой, образом жизни, языком, отношением к явлениям.

Но, тем не менее, нужно путешествовать, видеть новые места, перенимать чужой опыт, понимать, как другие мыслят… Живя во Франции, мы должны применять этот опыт на практике. И чем дольше живем там, тем больше начинаем понимать и любить страну, людей, язык. И французы хорошо чувствуют отношение к их языку. Дело не в чистоте произношения, вы понимаете…

Вардан: Мы живем во Франции уже 25 лет, и с каждым днем любим эту страну и его жителей все больше. Мы очень скучаем, даже уезжая оттуда ненадолго. Вся сознательная жизнь прошла там, мы были выпестованы этой страной.

Городская среда, насыщенная архитектурными и культурными памятниками, воспитывает и шлифует людей независимо от их воли. Париж хорош не только архитектурой и музеями. Кухня, мода, парфюмерия – целый комплекс, который всегда будет притягивать людей.

Вы выказываете удивительное постоянство в некоторых вещах, таких, как, например, интерес к политике, просмотр новостей, источники вдохновения…

Геворг: Почему я интересуюсь политикой? Потому что интересно, как будет развиваться человечество. Это дает мне истину и справедливость, которые я ищу. Работающие законы, доверие к государству, соблюдение и защита прав (разных) – все это я нашел в Европе. Это уверенность, что, став старым и больным, ты не останешься на улице. Вот что меня волнует.

Что вы чувствует в этом смысле здесь, в Армении?

Вардан: Немного все хуже, конечно. В действительности на Востоке люди не то чтобы думают иначе… Они ведут себя иначе, скованы, не свободны, полны стереотипов.

Как считают в Европе, не очень воспитанно, немного грубо, неотесанно. На Западе люди очень свободны, но вместе с тем прекрасно понимают, что цивилизация зародилась именно на Востоке.

Что такое европейское мышление? Это способ современной жизни. Восточное же мышление – это глубокое, дальновидное, более теплое и человечное, просто выраженное в экспрессивной форме. Однако европейский прагматизм и некоторая холодность, в итоге дающие предельную организованность, зародили именно ту культуру, которую мы знаем.

Каковы ваши правила жизни?

Честность и искренность, накрепко связанные с профессией, с качественным выполнением своей работы. Мы не создаем искусственных эффектов. Не делаем ничего ложного и лживого.

В случае копирования и размещения материалов ссылка на журнал и сайт www.designdeluxe.am должна быть активной и является обязательной.