Интервью / Яна Авчиян
Фото / “Шарм Холдинг”

Эстет, сэнсэй, авангардист. Высокомерный, надменный. Принципиальный, проницательный. Красноречивый тамада… Его и его искусство разные люди воспринимают по-разному. Но одно очевидно: режиссер Виген Чалдранян из числа тех, к которому невозможно относиться безразлично – ни как к профессионалу, ни как к человеку.

 

За 60 лет своей жизни, из которых 40 лет посвятил творчеству, он успел оставить неизгладимый след в армянском кино. Как подтверждение, его «Глас вопиющего» был признан лучшим фильмом двадцатилетнего периода независимости и награжден Национальной кинопремией «Айак» в 2012 году, сорвав лавры в 9 номинациях.

Кадры из его кинолент – это отдельные фотокартины, которые можно заключить в рамку. Причем, красоту он может отыскать как в древних языческих обрядах, так и в современной мусорной свалке. В своих фильмах режиссер пытается найти гармонию, которая и является для него стимулом к творчеству. Прежде всего, гармонию с самим собой. «Даже заказ должен быть замешен на крови и совести», – считает Виген Чалдранян.

Его «Симфония молчания» стала первым армянским фильмом, представленным на соискание «Оскара» в 2002 году и вошедшая в шорт-лист.

 

Картины Чалдраняна, отражающие жизнь социума, в котором находится и он сам, считают пророческими (и первая из них – «Апрель», ставшая предвестником карабахского движения). Некоторые, где режиссер выступает свидетелем времени, – исторические, другие, как говорит сам Чалдранян, об истории. «Маэстро», «Симфония молчания», «Глас вопиющего» и другие.… Философские и многослойные, они рассчитаны на активное сотворчество зрителя, на извлечение из них глубинного смысла и возрождение высокого искусства. Что напророчил последний фильм Вигена Чалдраняна «Молчание Вардапета», созданный и вышедший на большой экран в год 100-летия Геноцида, узнаете из нашей статьи. А сбудутся или нет эти пророчества – покажет время…

 

ДОМ БЕЛЫХ АНГЕЛОВ

Квартира Вигена Чалдраняна – своеобразный передвижнический музей, где развешаны дорогие его сердцу работы разных мастеров. Тут и декоративные тарелки, и картины, и портреты, и многочисленные награды. Обитель творящего человека может быть небогатой, но в воздухе должен витать творческий дух. Так считает Виген Чалдранян и называет свое жилье не иначе как «Дом белых ангелов». Прежде чем представить на всеобщее обозрение ту или иную вещь, он прикладывается к ней «саморучно». Вот и ангелы, оберегающие квартиру и его хозяина от напастей, были перекрашены им в белый цвет из бронзы. «Даже останавливаясь в отелях, я постоянно перемещаю мебель и получаю замечания. То же самое происходит и в моей квартире. Она вечно меняется. Я устаю от однообразия. Как в искусстве, так и в жизни, я в постоянном поиске гармонии. Я не смогу находиться в компании, где не ощущаю гармонии. А многие усматривают тут высокомерие. При этом мне легче найти гармонию в общении с деревенским крестьянином, чем с городским деревенщиной».

БЮСТ ПРИ ЖИЗНИ, НО В КВАРТИРЕ

Первое, что бросается в глаза при входе в эту обитель искусства, бронзовый бюст ее хозяина. Он вылит на основе гипсового слепка, сделанного в 2005 году в США скульптором Алис Меликян. Этим тикин Алис (в то время ей было уже за 80), завершила ряд работ (около 160 бюстов), посвященных известным деятелям искусства, начатый с Комитаса. Весьма ревностно относясь к своим скульптурам, она рассталась лишь с тремя из них. Одна стоит в кабинете Шарля Азнавура, другая – Микаела Тавризяна – в фойе Армянского национального театра оперы и балета, а третью, гипсовую скульптуру, она подарила Вигену Чалдраняну. Уже потом, по просьбе режиссера, скульптор Давид Минасян отлил ее из бронзы. «Процесс длился слишком долго, – рассказывает Чалдранян. – Давид тянул, и когда я в очередной раз спросил его: «Когда?», он спокойно ответил: «Ты же не собираешься умирать?! Не к спеху. Вот умрешь – сразу же установим по назначению!» Но благо, к моему 60-летию все-таки успел!» Что ж, как говорили в советские времена, героям – бюст на родине и звезду на грудь!

 

НЕУЛОВИМЫЙ ПОРТРЕТ И ГЕНИАЛЬНОСТЬ

«Меня многие пытались нарисовать, но получилось это лишь у Эмиля Казаза. Все жаловались, что в моем лице и характере есть что-то неуловимое. Наверное, сыграл роль тот факт, что у нас с Казазом было длительное общение – я снимал о нем фильм. Впрочем, Эмиль тоже два раза рвал эскизы так, что я не успевал их выхватить из его рук. А мне дорога каждая его работа. Гегель говорил, что способный человек сознательно творит сознательное, талантливый человек бессознательно творит сознательное, а гениальный – бессознательно творит бессознательное. В моем понятии Казаз – гений при жизни. Однако и он лишь на третий раз нашел то, что искал, и удовлетворенно завершил работу», – рассказывает Виген Чалдранян. Но, увы, для этого графического портрета так и не удалось найти достойной стены – слишком уж большим он оказался. Взамен одну из стен квартиры украшает чуть менее внушительных размеров фотопортрет режиссера (отпечатан с фотографии, сделанной для документов на соискание «Оскара»). Не гениальный, но вполне удачный.

БЕСПОЩАДНОСТЬ К СЕБЕ И ПРОТЕСТ САМОЛЮБИЯ

«Я очень раним и уязвим. Всю свою сознательную и творческую жизнь я не превозносил себя над другими, но в то же время знал себе цену. Близкие люди считают, что я слишком беспощадно отношусь к собственной персоне, удивляясь, как можно настолько не любить себя физически. Я беспечен в питании, когда работаю, и могу днями не есть, если мне не поднесут на тарелочке; могу месяцами спать по пять часов в сутки. Я безрассуден в курении – 45 лет безостановочно курю. Как-то подсчитал, что за всю жизнь выкурил сигарет на 150 тысяч долларов! А ведь эти деньги можно было потратить на творчество. Зато я занимаюсь спортом каждое утро. Я испробовал почти все – легкую атлетику, гимнастику, бокс, плавание. Но главное – карате, которым я занимаюсь с 20 лет. И обучал этому своих студентов в ГИТИКе. После премьеры фильма «Жрица» Ассоциация американских каратистов вручила мне Почетный черный пояс… Так что мое тело может выдержать многое, но вот самолюбие протестует», – поведал режиссер.

В этом мне довелось убедиться воочию. Мы познакомились с Вигеном Чалдраняном во время одного из кинофестивалей в Арцахе. Нас заселили в неотапливаемую гостиницу. Все возмущались. И лишь он, приняв «позу Наполеона», молча прохаживался из угла в угол. Тогда мне подумалось: что это – простота величия или маска, поддерживающая марку? Наутро, когда Чалдранян спустился на завтрак с чемоданом в руках и потребовал вернуть его в Ереван, все стало на свои места. «Да, мое самолюбие стоит на определенном постаменте», – говорит он. А как насчет маски? «Порой ее носишь вынужденно… Но единственное место, где ты без маски, как пред алтарем – это кино…»

 

СБЫЛОСЬ ВСЕ, КРОМЕ ОДНОГО…

«Снимая кино, я, как правило, укладываюсь в скромный бюджет. Если денег нет, продаю квартиру, как во время фильма «Кирие Элейсон». У меня никогда не было крутых покровителей. Благодарен всем спонсорам. Одного хочу выделить. Это Ральф Йирикян. Но я обладаю способностью донести до нужных инстанций свои идеи. Если в тебе что-то скопилось, оно должно найти выход. Я не помню, чтобы какая-то из моих идей не осуществилась. Разве что создать свой театр пока не удается. Соответствующие инстанции вот уже сколько лет молчат. А между тем если кино – моя сущность, то театр – моя стихия. И лучшие свои работы, на мой взгляд, я создал именно в театре. Это и «Гамлет» в театре «Амазгаин», и «Глас молчания, или Шестая заповедь» в Драмтеатре…»

ЧАЛДРАНЯН В РОЛИ КРЕСТНОГО ОТЦА

Говорят, человек, побывавший семь раз в роли крестного отца, возводится в ранг святых. Виген Чалдранян побывал в этой роли около 20 раз. И все время получалось спонтанно. Лишь однажды – преднамеренно. Взяв четыре года назад ответственность за студентов ГИТИКа, которые в этом году получили дипломы профессиональных режиссеров, он сам предложил стать их крестным отцом в прямом смысле этого слова. «Это было поколение, родившееся в темные годы. Оказалось, что 8 человек некрещенные. Я стал крестным им всем, но вместе с этим сделал так, что у каждого был свой личный крестный – один из уже крещенных ранее однокурсников», – раскрывает секреты Виген Чалдранян. Таким образом породнился весь курс. 16 человек стали «братьями» и «сестрами». Сегодня они окончили институт, показав достойнейшие результаты. И, как знать, возможно, и на сей раз сбудется пророчество Вигена Чалдраняна о том, что больше половины этих ребят пополнят в будущем ряды передовой интеллигенции нашей страны и дадут о себе знать. А их участие в последнем фильме режиссера «Молчание Вардапета» станет первым шагом на пути в большое кино.

 

«МОЛЧАНИЕ ВАРДАПЕТА» И ПРОБУЖДЕНИЕ ОБЩЕСТВА

Несмотря на то, что последний фильм Вигена Чалдраняна «Молчание Вардапета» о Комитасе приурочен к 100-летию Геноцида армян в Османской Турции, все же не менее важной темой, затронутой в картине, является тема выздоровления общества. Вопрос пробуждения интеллектуальности, интеллигентности, духовности и обращение к истинно комитасовским ценностям. «Лично для меня Комитас, так же как Нарекаци, не умер. Они настолько загадочные фигуры, что их можно и нужно познавать и раскрывать постоянно, чтобы не забыть свои корни… Кроме лжи, нам должно быть присуще и нечто более возвышенное, потому что мы – нация, первая принявшая христианство в качестве государственной религии. Но, увы, многие, кроме зажжения свечей и перекрещивания, ни на что более не способны. Однако сегодня я чувствую у себя на родине пробуждение Личностей. И тем не менее, фильм не политический, он не выступает против кого-то. Он всего лишь озвучивает мою правду, которая совпадает с правдой многих очень уважаемых в нашей стране людей, что стало ясно в день премьеры из их же слов поддержки. Я думаю, в стране начинается период возрождения, наступает время активного героя. В повсеместной тишине и молчании мы принимаем то, что нам навязывают. Потом, когда придут новые поколения, мы поймем: что-то упустили. А между тем все начинается с культуры. Есть два реальных воина. Это тот воин, который охраняет границы, и тот воин, который охраняет душу. Если двери души распахнуты, и никто их при этом не охраняет, туда может залететь любой мусор. Надо это предотвратить. Ренессанс начинается. Я это чувствую нутром…»

 

Кстати, в середине апреля состоялась встреча американского конгрессмена Адама Шиффа с Вигеном Чалдраняном. Он вручил ему специальный сертификат за его многочисленные заслуги на ниве искусства, назвав режиссера «послом от кино», распространяющим армянские национальные культурные ценности в мире. Тогда же состоялась и демонстрация фильма «Молчание Вардапета» в нескольких городах США. В частности, в престижном голливудском кинозале Paramount Pictures. Средства, полученные от просмотра, были перечислены Армии обороны НКР.

В ЗАВЕРШЕНИЕ…

«Если захочу просуммировать жизнь, то получится что мне не 60, а гораздо меньше. Это те годы, когда я снимал кино…»

В случае копирования и размещения материалов ссылка на журнал и сайт www.designdeluxe.am должна быть активной и является обязательной.