Текст / Асмик Шамцян
Фото / Диана Бостанджян

 

Что предпочитаете? Гашиш? Черный афганец? Белый Китай или, может, Наркотическую Венеру? Да-да, наркотики запрещены, я знаю. Но есть совершенно законный способ расширения сознания, который я рекомендую со всей страстью и ответственностью. Его придумал парфюмер Алессандро Гуалтьери, который называет себя «нос», а мир – «сумасшедший нос».

 

Его игры с несочетаемыми якобы компонентами приводят к результатам, которые сложно назвать неудачными. Скандальные, мятежные, дерзкие, пьянящие, предельно сексуальные и бунтарские. Вот что такое его творения. Вызов другим парфюмерным брендам. То, что привлекло многочисленных поклонников с революционными наклонностями.

 

Перечисленные выше названия – это и есть его творения. China White, Black Afgano, Narcotic Venus, Duro, Nuda, Silver Musk, Hindu Grass, Absinth, Pardon и, наконец, Blamage. Последний придуман им для нишевого бренда из Нидерландов Nasomatto в качестве прощального подарка. С ним-то он и приехал в Ереван, в парфюмерный салон Hermitage, официально представляющий этот и многие другие фирмы.

 

Программа презентации Blamage во всем мире была одинаковой – вместе с документальным фильмом The Nose. Searching for Blamage режиссера Пола Ригтера, который рассказывает о создании аромата, посвященного ошибке. «Все самое интересное в нашей жизни происходит вследствие ошибки. Даже главные парфюмерные открытия случались лишь потому, что лаборант плеснул слишком много эфирного масла в пробирку. Но попробуйте специально совершить эту ошибку, и у вас ничего не получится», – уверен Алессандро.

 

В переводе с немецкого Blamage означает конфуз или провал. Гуалтьери, однако, больше склоняется к последнему, видимо, мысленное посмеиваясь реакции любителей парфюмерии, вдохнувших этот аромат. Blamage, со слов великого парфюмера, позиционируется как дурацкая затея, которой он решил поставить жирную точку в истории бренда Nasomatto. (Не могу никак пройти мимо склонности парфюмера играть словами. Собственно, «сумасшедший нос» и звучит на итальянском как naso matto).

 

Между тем от этой дурацкой затеи сотни тысяч людей во всем мире лишились последних остатков разума, скупая последние флаконы Nasomatto. Не буду ходить вокруг да около: все парфюмы линейки этого бренда – это настоящие шедевры. Жаль, что их производство почти закончилось. Впрочем, не надо слез: Гуалтьери придумал композиции для Orto Parisi. Причем не хуже. Но об этом ниже.

 

Nasomatto вполне можно приобрести во всех салонах Hermitage. Тем временем итальянец, одетый в ярко-красный пиджак и увенчанный забавной шапкой, напоминающей жокейскую, весело общался с гостями вечера, фотографировался, выбирая довольно необычные позиции, как то: запрокинув голову и широко открыв рот, с картинным удивлением глядя на соседок по кадру и т. д.

 

Неординарная натура парфюмера сказывается во всем. Он крайне неохотно говорит о составе своих композиций. И вовсе не потому, что некоторые из них запрещены. Как вы уже поняли, добиться провокационных результатов ему позволяет применение редких компонентов, многие из которых имеют неоднозначную репутацию в парфюмерном мире. Яркий пример – каннабис или абсент. А China White, по заявлению основателя Nasomatto, так и вообще содержит синтетический наркотик «белый Китай». Ну, факт применения данного наркотического средства не подтвержден, но одурманивающий эффект в аромате все-таки присутствует. Да что уж там лукавить, почти во всех ароматах он есть. И это невероятно круто, сказать по правде. Именно благодаря этим смелым компонентам парфюмерия Nasomatto получается столь дерзкой, выразительной и эмоциональной.

 

Нишевые марки тем и хороши, что не боятся экспериментов, давая волю воображению, ломая все устои и открывая в области парфюмерии новые горизонты. А именно риска и боятся гиганты-производители, выпуская раз за разом давно зарекомендовавшие себя ароматы, внося лишь незначительные перемены в них.

 

Ну и насчет нового детища Алессандро Гуалтьери. Сразу же после финального аромата Blamage в прошлом году он тут же презентовал свою новую «платформу» Orto Parisi – «Сад Паризи», в котором пять ароматов – Boccanera, Brutus, Bergamask, Viride и Stercus.

 

Паризи – фамилия его дедушки. «Бренд вдохновлен моими размышлениями о человеческом теле. Тело — это сад, и прекрасны запахи каждой его впадины. С приходом цивилизации мы стараемся их смыть, стыдимся, считая чем-то оскорбительным, а на самом деле в них наша душа. Одним словом, в моем саду растут инстинкты», – объяснил Гуалтьери.

В случае копирования и размещения материалов ссылка на журнал и сайт www.designdeluxe.am должна быть активной и является обязательной.