Текст / Асмик Шамцян

 

Плохое кино может привести к опухоли, бездарная музыка – к необратимым процессам. Если на одном конце земли наносится оскорбление, то на другом конце рождается уродец. Зрелость в поэзии, музыке, кино должна быть немногословной. Немногословие и есть зрелость.

 

Эти емкие, законченные и здравые максимы давно исповедует режиссер, сценарист, актер, прозаик, поэт и музыкант Давид Бабаян. И вот так немногословно и зрело Додо, как его называют особо приближенные, примерно час держал небольшой зал театра «Гой» в состоянии кролика перед удавом. Музыкально-поэтический вечер был единичной акцией, на которую он согласился из страха отключения интернета, а именно этим пригрозил худрук театра Артур Саакян Давиду, «неосторожно» заикнувшемуся о своих стихах. Потому и на пригласительных красовалась надпись «Буду читать свои стихи. P.S. Я не виноват, меня заставили». Отвязный интеллектуал, Давид Бабаян самоироничен и готов стебаться над собой, совершенно не смущаясь ничем. Свойство очень умных и не отягощенных мелкими переживаниями людей.


 

В перерывах между стихами были показаны два клипа, снятых Давидом: «Гутан» Инги и Ануш Аршакян и «Рыжий и близорукий» Эммы Асатрян, а также сыграно несколько вещей собственного сочинения вместе с Маратом Акопяном. Возможно, будь я литературным или музыкальным критиком, я и написала бы какой-нибудь умный анализ услышанного. Не напишу, потому что выглядеть дурой не позволяют комплексы. И остается лишь вздыхать и удивляться, умирая от остроумных парадоксов, тончайших аллюзий и фантастических сравнений. В моем понимании это поэзия для тех, кто живет в 23 см над землей. Кто находится под властью небесного притяжения, игнорируя земное.

 

Глаза подстреленными птицами
мелькнут
ресницами
И будут сниться мне
клубком и спицами
Вопреки словам, вопреки
зашитому рту
Буду скользить по
ложбинкам сонным,
По пластичному твоему
животу
Языком своим граммофонным

 

Почему эта прелесть больше не повторится? Потому что «я не Бродский и не Дилан Томас. Так, царапаю что-то». Потому что, считает наделенный милейшей экстравагантностью Додо, читать на публику свои стихи – это почти аморально. Потому что в этом случае слушатель всегда лишается своих собственных смыслов, в то время как читатель обретает их. Чтобы не слишком страдать от проявленной аморальности, он отмежевывается от публики, уходит в себя и ждет, пока все это дело не закончится. Но: «Я получил удовольствие от того, что были все свои, хорошо настроенные люди. Даже если ты скажешь какую-нибудь хрень, они простят. Есть в этом определенный компромисс».

 

Песни про всех тебя
понедельник
ты теперь обитаешь в Нигде
в моем растекшемся бесправном
естестве
червями расползаются незримо
твои остатки…и обрывки снов
летящие уже не в цель а мимо
вторник
дождаться вторника
закончить все дела по дому
«не беспокоить» – это дворнику
впасть в кому
среда
по средам я Хемингуэй
а ты мое ружье
четверг
ты так далеко
что ненависть
пока дойдет к тебе
устанет просьбой станет
пятница
наступило мгновение
когда тело ее
перестало
светиться
мерцать
угасло
совсем
суббота
мне хуже
чем
самому себе
воскресенье
со
вчерашнего дня
я никчемный скиталец
некуда идти мой горизонт
затер огромный палец
понедельник
два червяка молчащих на столе
забытые «небрежно» клипсы
может ты вышла на пару минут
А пока липсис

В случае копирования и размещения материалов ссылка на журнал и сайт www.designdeluxe.am должна быть активной и является обязательной.